Война на истощение

Ури!  — Быстрее, мой господин. Впрочем, расслабился не только он. К тому же на всех сказывалась наступившая жара. Надо бы узнать, как он там в нашей бригаде, подумал подполковник, да и в Каир его вытащить. — Не три МиГа, а четыре, — сказал Дольский.  — воскликнул Полещук. Это радовало — израильтяне, видимо, пока ничего не засекли.  — А у нас сегодня мужской вечер, а послезавтра свадьба.  — подполковник опустился на песок рядом с Полещуком. Более того, убедил комбата в необходимости дополнительного обеспечения средствами ПВО — «Стрелами-1», о которых давно уже говорили офицеры… Грушевский только кивал головой в знак согласия. Сигарета догорела до фильтра, и Полещук швырнул ее на землю. Генерал-полковник Катушкин молча стоял у карты Египта. Для Насера, сигнал был столь же ясен, сколь и оскорбителен.  — Алмаз! Огонь!

Надо бы узнать, как он там в нашей бригаде, подумал подполковник, да и в Каир его вытащить. — Не три МиГа, а четыре, — сказал Дольский.  — воскликнул Полещук. Это радовало — израильтяне, видимо, пока ничего не засекли.  — А у нас сегодня мужской вечер, а послезавтра свадьба.  — подполковник опустился на песок рядом с Полещуком. Более того, убедил комбата в необходимости дополнительного обеспечения средствами ПВО — «Стрелами-1», о которых давно уже говорили офицеры… Грушевский только кивал головой в знак согласия. Сигарета догорела до фильтра, и Полещук швырнул ее на землю. Генерал-полковник Катушкин молча стоял у карты Египта. Для Насера, сигнал был столь же ясен, сколь и оскорбителен.  — Алмаз! Огонь! — Вот эта?  — Читаю… Пытался поначалу, когда приехал… Очень трудно, почти ничего не понял… С чего начнем, Искяндер? Тот сидел с побледневшим лицом, сжавшись в комок, синего берета на голове не было.

…По извилистой дороге, ведущей к позиции египетской РЛС, три танка «Шфифона» наконец вышли на дистанцию стрельбы прямой наводкой.  — Сам, правда, не видел. — К какому Идрису?  — Я думал вам, иностранцам, больше платят. Да и жарко. Лежа рядом с водопроводным краном, он попытался определить, откуда стреляют. Ури!  — Быстрее, мой господин. Впрочем, расслабился не только он. К тому же на всех сказывалась наступившая жара.

 — Сам, правда, не видел. — К какому Идрису?  — Я думал вам, иностранцам, больше платят. Да и жарко. Лежа рядом с водопроводным краном, он попытался определить, откуда стреляют. Ури!

Да и жарко. Лежа рядом с водопроводным краном, он попытался определить, откуда стреляют. Ури!  — Быстрее, мой господин. Впрочем, расслабился не только он. К тому же на всех сказывалась наступившая жара.

Впрочем, расслабился не только он. К тому же на всех сказывалась наступившая жара. Надо бы узнать, как он там в нашей бригаде, подумал подполковник, да и в Каир его вытащить. — Не три МиГа, а четыре, — сказал Дольский.  — воскликнул Полещук. Это радовало — израильтяне, видимо, пока ничего не засекли.  — А у нас сегодня мужской вечер, а послезавтра свадьба.  — подполковник опустился на песок рядом с Полещуком. Более того, убедил комбата в необходимости дополнительного обеспечения средствами ПВО — «Стрелами-1», о которых давно уже говорили офицеры… Грушевский только кивал головой в знак согласия. Сигарета догорела до фильтра, и Полещук швырнул ее на землю. Генерал-полковник Катушкин молча стоял у карты Египта. Для Насера, сигнал был столь же ясен, сколь и оскорбителен.  — Алмаз!

Война на истощение

— К какому Идрису?  — Я думал вам, иностранцам, больше платят. Да и жарко. Лежа рядом с водопроводным краном, он попытался определить, откуда стреляют. Ури!  — Быстрее, мой господин.

 — Быстрее, мой господин. Впрочем, расслабился не только он. К тому же на всех сказывалась наступившая жара. Надо бы узнать, как он там в нашей бригаде, подумал подполковник, да и в Каир его вытащить. — Не три МиГа, а четыре, — сказал Дольский.  — воскликнул Полещук. Это радовало — израильтяне, видимо, пока ничего не засекли.

 — Я думал вам, иностранцам, больше платят. Да и жарко. Лежа рядом с водопроводным краном, он попытался определить, откуда стреляют. Ури!  — Быстрее, мой господин. Впрочем, расслабился не только он. К тому же на всех сказывалась наступившая жара. Надо бы узнать, как он там в нашей бригаде, подумал подполковник, да и в Каир его вытащить. — Не три МиГа, а четыре, — сказал Дольский.  — воскликнул Полещук. Это радовало — израильтяне, видимо, пока ничего не засекли.  — А у нас сегодня мужской вечер, а послезавтра свадьба.  — подполковник опустился на песок рядом с Полещуком. Более того, убедил комбата в необходимости дополнительного обеспечения средствами ПВО — «Стрелами-1», о которых давно уже говорили офицеры… Грушевский только кивал головой в знак согласия. Сигарета догорела до фильтра, и Полещук швырнул ее на землю. Генерал-полковник Катушкин молча стоял у карты Египта.

Война на истощение

Лежа рядом с водопроводным краном, он попытался определить, откуда стреляют. Ури!  — Быстрее, мой господин. Впрочем, расслабился не только он. К тому же на всех сказывалась наступившая жара.