Проза о войне

Вот деловито урча на дорогу выполз БТР и тоже харкнул по седловине из КПВТ будто громадной огненной плетью хлестнул. Почти детский. А сало! Виенг, а за ним и остальные посмотрели в ту сторону.  – приказал обожженный. — Отвечать вопрос! !..То, что ее имя известно, не удивило Соа — подруги, толпившиеся вокруг нее, несколько раз обращались к ней. А как звали этого парня — девушка не знала и не решалась спросить Успели они укрыться? Но лейтенант уже был за дверью. Она самая красивая и самая прекрасная! — Говорить или не говорить?! Все семейство смотрело на выставленные на стол богатства.

Почти детский. А сало! Виенг, а за ним и остальные посмотрели в ту сторону.  – приказал обожженный. — Отвечать вопрос! !..То, что ее имя известно, не удивило Соа — подруги, толпившиеся вокруг нее, несколько раз обращались к ней. А как звали этого парня — девушка не знала и не решалась спросить

Взял у сарая колун, набил поплотнее на топорище. Из всех хуторян самое близкое знакомство со стариком Льеном было у семейства Дыок. Вот деловито урча на дорогу выполз БТР и тоже харкнул по седловине из КПВТ будто громадной огненной плетью хлестнул. Почти детский.

Уцелела огромная старая шелковица. По тому, как быстро Камиль согласился на удвоение первоначальной суммы, Игорь понял, что изрядно продешевил, но откатывать назад ему показалось уже не солидным. Старик взял трубку, в которой, как он знал, хранилась бумага с родословной их семьи. Взял у сарая колун, набил поплотнее на топорище. Из всех хуторян самое близкое знакомство со стариком Льеном было у семейства Дыок. Вот деловито урча на дорогу выполз БТР и тоже харкнул по седловине из КПВТ будто громадной огненной плетью хлестнул. Почти детский. А сало! Виенг, а за ним и остальные посмотрели в ту сторону.  – приказал обожженный. — Отвечать вопрос!

Из всех хуторян самое близкое знакомство со стариком Льеном было у семейства Дыок. Вот деловито урча на дорогу выполз БТР и тоже харкнул по седловине из КПВТ будто громадной огненной плетью хлестнул. Почти детский. А сало! Виенг, а за ним и остальные посмотрели в ту сторону.  – приказал обожженный. — Отвечать вопрос! !..То, что ее имя известно, не удивило Соа — подруги, толпившиеся вокруг нее, несколько раз обращались к ней. А как звали этого парня — девушка не знала и не решалась спросить Успели они укрыться? Но лейтенант уже был за дверью. Она самая красивая и самая прекрасная!

Старик взял трубку, в которой, как он знал, хранилась бумага с родословной их семьи. Взял у сарая колун, набил поплотнее на топорище. Из всех хуторян самое близкое знакомство со стариком Льеном было у семейства Дыок. Вот деловито урча на дорогу выполз БТР и тоже харкнул по седловине из КПВТ будто громадной огненной плетью хлестнул. Почти детский. А сало! Виенг, а за ним и остальные посмотрели в ту сторону.  – приказал обожженный. — Отвечать вопрос! !..То, что ее имя известно, не удивило Соа — подруги, толпившиеся вокруг нее, несколько раз обращались к ней. А как звали этого парня — девушка не знала и не решалась спросить Успели они укрыться?

?!Ты сам-то видел, что эти сволочи с людьми делают Цветы, скатерть, коврики и рушники с вышивкой, и не крестиком, а лентами, не утратившими довоенную яркость, горка с посудой, «городской» шкаф на две створки, машинка «Зингер» с фигурным станком. Уцелела огромная старая шелковица. По тому, как быстро Камиль согласился на удвоение первоначальной суммы, Игорь понял, что изрядно продешевил, но откатывать назад ему показалось уже не солидным. Старик взял трубку, в которой, как он знал, хранилась бумага с родословной их семьи. Взял у сарая колун, набил поплотнее на топорище. Из всех хуторян самое близкое знакомство со стариком Льеном было у семейства Дыок.

Проза о войне

Не успел он выйти на фарватер, как прогремели первые выстрелы, рассыпали дробь пулеметы — и две черные тени в небе метнулись в сторону. ?!Ты сам-то видел, что эти сволочи с людьми делают Цветы, скатерть, коврики и рушники с вышивкой, и не крестиком, а лентами, не утратившими довоенную яркость, горка с посудой, «городской» шкаф на две створки, машинка «Зингер» с фигурным станком.

По тому, как быстро Камиль согласился на удвоение первоначальной суммы, Игорь понял, что изрядно продешевил, но откатывать назад ему показалось уже не солидным. Старик взял трубку, в которой, как он знал, хранилась бумага с родословной их семьи. Взял у сарая колун, набил поплотнее на топорище. Из всех хуторян самое близкое знакомство со стариком Льеном было у семейства Дыок. Вот деловито урча на дорогу выполз БТР и тоже харкнул по седловине из КПВТ будто громадной огненной плетью хлестнул. Почти детский. А сало! Виенг, а за ним и остальные посмотрели в ту сторону.  – приказал обожженный. — Отвечать вопрос! !..То, что ее имя известно, не удивило Соа — подруги, толпившиеся вокруг нее, несколько раз обращались к ней. А как звали этого парня — девушка не знала и не решалась спросить Успели они укрыться? Но лейтенант уже был за дверью. Она самая красивая и самая прекрасная! — Говорить или не говорить?!

Цветы, скатерть, коврики и рушники с вышивкой, и не крестиком, а лентами, не утратившими довоенную яркость, горка с посудой, «городской» шкаф на две створки, машинка «Зингер» с фигурным станком. Уцелела огромная старая шелковица. По тому, как быстро Камиль согласился на удвоение первоначальной суммы, Игорь понял, что изрядно продешевил, но откатывать назад ему показалось уже не солидным. Старик взял трубку, в которой, как он знал, хранилась бумага с родословной их семьи. Взял у сарая колун, набил поплотнее на топорище. Из всех хуторян самое близкое знакомство со стариком Льеном было у семейства Дыок. Вот деловито урча на дорогу выполз БТР и тоже харкнул по седловине из КПВТ будто громадной огненной плетью хлестнул. Почти детский. А сало!